Главная » Статьи » Древние времена

Памятники эпохи неолита

Основу изучения каменного века Карельского перешейка положили работы финских археологов в северной его части в начале XX века. Благодаря исследованиям прежде всего Ю.Айлио (Ailio, 1922), С.Пяльси (Palsi, 1920) и А.Айряпяя (Airapaa, 1930) была разработана относительная хронология памятников мезолита-неолита и создана периодизация археологических культур раннего голоцена для данной территории. Эта хронология и периодизация стали в значительной степени опорными для изучения каменного века сопредельных территорий – Финляндии и Карелии. Параллельно российскими-советскими учеными велись работы в южной части перешейка, в значительной степени дополняющие результаты финских коллег и, в то же время, способствовавшие освещению вопросов культурных контактов с более южными территориями. Детальное, и, на то время, исчерпывающее описание неолитических памятников юга Карельского перешейка было предложено в фундаментальной работе 1961г. Н.Н. Гуриной (Гурина, 1961).

С конца 80-х гг. XX века, и, в особенности, в последние несколько лет, наметилась активизация изучения каменного века Карельского перешейка, были получены некоторые новые данные для уточнения вопросов хронологии, периодизации и культурной принадлежности ряда памятников этой территории. В связи с этим представляется актуальной попытка освещения в целом истории изучения каменного века южной части перешейка и подведения некоторых итогов. Расположенный между Финским заливом и Ладожским озером, на стыке Восточной Фенноскандии и Восточной Прибалтики, Карельский перешеек с эпохи мезолита, по-видимому, являлся ареной взаимодействий между культурами этих регионов (рис. 1).

Рис. 1. Памятники эпохи неолита юга Карельского перешейка

Геология Карельского перешейка тесно связана с историей Балтийского моря и Ладожского озера. В течение ряда десятилетий здесь работали многие известные российские и финские геологи – С.А. Яковлев, К.К. Марков, Б.Ф. Земляков, В. Рамсей, Е. Хыйпя, П.М. Долуханов, М. Саарнисто и другие (Яковлев, 1926; Марков, 1931; Земляков, 1922а, 1922б, 1928б; Ramsey, 1927; Hyyppa, 1937; Долуханов, 1963, 1965, 1969; Саарнисто и др., 1994). В результате этих работ создана палеогеографическая база для изучения каменного века Карельского перешейка.

Первая стоянка каменного века на рассматриваемой территории была открыта С.А. Гамченко в 1907-1908гг. в ходе раскопок предположительно средневековых курганов у озера Сестрорецкий Разлив близь устья р. Черной, впадающей в озеро, на Сосновой горе (Гамченко, 1913). Культурный слой располагался под насыпями и содержал фрагменты ямочно-гребенчатой керамики с примесью песка в тесте и достаточно большое количество изделий из кремня – скребков, ножей и проколок на отщепах, бифасиальных наконечников стрел. Так же имеется обломок просверленного кварцевого грузила. Коллекция хранится в настоящее время в Государственном Эрмитаже.

В 1916 г. отдыхающими на пляже у пос. Разлив, расположенного так же у озера Сестрорецкий Разлив, было обнаружено местонахождение Разлив. Находки здесь были представлены исключительно изделиями из кремня (более 200 единиц), сконцентрированными в одном месте. Это заготовки бифасиальных наконечников стрел, скребки, отщепы.

Лишь небольшое их количество было передано бароном А.П. Штакельбергом в Кунсткамеру. Начало систематического изучения памятников каменного века юга Карельского перешейка связано с деятельностью местных краеведческих объединений – Кружка изучения Лесного при Коммерческом училище в Лесном, Лахтинской экскурсионной станции, Ленинградского краеведческого общества. В работе этих организаций активно принимали участие такие известные ученые, как Б.Ф. Земляков и С.А. Яковлев. Многие кружковцы, непосредственно занимавшиеся изучением памятников каменного века на юге перешейка, впоследствии стали видными геологами и археологами – И.И.Краснов, Г.П.Сосновский, М.Я.Рудинский, Л.А.Динцес и другие. В результате целенаправленных археологических разведок в 1916г. на восточном берегу оз. Сестрорецкий Разлив Г.П.Сосновским и М.Я.Рудинским была открыта Тарховская стоянка. Чуть позже под руководством Б.Ф.Землякова на стоянке была сделана зачистка профиля, описана стратиграфия памятника и собрана достаточно представительная коллекция подъемного материала, хранящаяся сейчас в МАЭ (Кунсткамера) РАН (Сосновский, Земляков, 1917). При зачистке профиля были выявлены остатки очага. Основная коллекция памятника была собрана на поверхности, в котловине выдувания, однако известно, что на момент изучения стоянки Б.Ф. Земляковым культурный слой еще частично сохранился.

Каменный инвентарь представлен скребками, резцами, проколками, сверлами, бифасиальными наконечниками стрел листовидной и ромбовидной формы. Основным сырьем служил кварц. Кремень использовался в небольшом количестве, прежде всего для изготовления наконечников стрел. Расщепление кварца производилось на наковальне, о чем свидетельствуют характерные биполярные отщепы и фрагменты нуклеусов. Однако, представлена и техника получения пластин, в том числе из кварца. Так же в коллекции имеются небольшое долото и несколько обломков шлифованных орудий из сланца. Достаточно велика коллекция фрагментов ямочно-гребенчатой керамики.

В 1920 г. П.В.Виттенбургом и А.И.Суомолайненом было вторично обследовано местонахождение Разлив и найдено несколько орудий того же типа, что и собранные А.П.Штакельбергом. Однако, судьба этих находок неизвестна. В 1921г. памятник был обследован Б.Ф.Земляковым, описана стратиграфия на месте находок. Однако, новых материалов, по-видимому, найдено не было (Земляков, 1941).

В 1922 г. сотрудником Лахтинской экскурсионной станции профессором П.В. Виттенбургом была открыта стоянка в Лахте. В 1923г. Б.Ф.Земляковым на памятнике были проведены небольшие раскопки, площадь которых точно неизвестна, и описана стратиграфия памятника (Земляков, 1928а). Стоянка расположена в северной части пос. Ольгино Приморского р-на Петербурга, на верхней площадке террасы высотой 5-5,5 м. над уровнем моря. Находки залегали под почвенно-дерновым слоем, слоем серого слоистого песка мощностью 20-30 см. и тонкой углистой прослойкой толщиной в 2-3 мм., прослеженной по всей вскрытой площади. Связаны находки со слоями красно-бурого и лежащего под ним черного песка. Б.Ф.Земляков полагал эти слои единой генерацией, считая, что верхняя часть слоя изменила цвет в позднейшее время (Земляков, 1928а, с. 72). Мощность культурного слоя составляла около 40 см., но местами увеличивалась до 90 см. В этих местах планиграфически были прослежены крупные (диаметром 3-5 м.) и "столбовые" (диаметром около 20 см.) ямы. Подстилался культурный слой песком, имеющим диагональную слоистость, с прослоями гравия и галечника.

Имеющиеся сейчас материалы Лахтинской стоянки представлены исключительно керамикой. Б.Ф.Земляков сообщал о находках нескольких кремневых скребков и наконечников стрел. Вся керамика с органической примесью в тесте, очень бедно орнаментированная. Материалы хранятся в Государственном Эрмитаже.

В 1926 г. С.Н.Замятниным и Л.А. Динцесом был открыт и исследован памятник Токсово. Стоянка Токсово расположена на южном берегу Кавголовского озера (Динцес, 1929). Позднее сборы на памятнике производил Г.П.Сосновский. Находки были приурочены к песчаным отмелям, уходящим в озеро, и находятся практически на уровне уреза воды. Каменный инвентарь Токсовской стоянки крайне немногочисленен, и состоит из нескольких отщепов и обломков орудий из кварца и кремня. Керамика представлена фрагментами с примесью песка и дресвы в тесте. Материалы Токсовской стоянки хранятся в МАЭ РАН. В 1933 г. из-за ремонта плотины на р. Сестре уровень воды в озере Сестрорецкий Разлив значительно понизился. Рабочим В.В.Яковлевым было найдено несколько фрагментов керамики с ямочно-гребенчатой орнаментацией, после чего участок берега был обследован Г.П.Сосновским и Б.Ф.Земляковым (Сосновский, 1935, с. 23-27). Результатом стало выявление Сестрорецких стоянок - 7 пунктов находок подъемного материала, расположенных вдоль небольшого (меньше 1 км.) участка западного берега оз. Сестрорецкий Разлив, около поселков Тарховка и Разлив.

Инвентарь стоянки Сестрорецкая 1 представлен фрагментами ямочно-гребенчатой керамики, а также изделиями из кремня, кварца, песчаника и сланца. Всего в коллекции 27 орудий из камня и только 2 кремневых отщепа. Возможно, это связано с тем, как отбирался материал при сборах. Среди орудий выделяются скребки, долота, ножи, рубящие орудия. Сестрорецкие стоянки 2-7 представлены очень немногочисленными коллекциями, отдельные пункты исключительно керамикой. Коллекция находок хранится в МАЭ РАН.

В 1977 г. И.В.Верещагиной, сотрудником ИИМК РАН, были проведены работы на стоянке Хепо-Ярви близ Токсово. Было выявлено несколько очагов и собрана достаточно представительная коллекция керамики и каменного инвентаря. Материалы хранятся в ИИМК РАН.

В 1998-99 гг. В.И.Тимофеевым, П.Е.Сорокиным и Д.В.Герасимовым проводились обследования на оз. Сестрорецкий Разлив и в р-не Лахты. Было выяснено, что ряд памятников разрушен в последние годы в результате строительства, а Сестрорецкие стоянки находятся, вероятно, под водой.

Систематизация данных по памятникам каменного века юга Карельского перешейка была предложена впервые Б.Ф. Земляковым (Земляков, 1928а), опиравшимся на периодизацию типов ямочно-гребенчатой керамики, разработанную Ю.Айлио (Ailio, 1922). Периодизация Айлио была создана для огромных территорий - от Финляндии до Урала, хотя в значительной степени опиралась именно на материалы Балтийского региона. Абсолютные даты для этой схемы были получены через синхронизацию фаз развития керамики с периодизацией О. Монтелиуса.

Б.Ф. Земляков поместил Тарховку, Токсово, Сосновую Гору и Сестрорецкие стоянки во II фазу развития керамики по Ю. Айлио, а Лахтинскую стоянку и Глиняный Ручей в III фазу. Хронология этих памятников основывалась на стратиграфии двух опорных памятников (Тарховской стоянки для II фазы по Айлио и Лахтинской для фазы III), и была скоррелирована с геологическими разрезами Карельского перешейка, изученными и датированными С.А. Яковлевым. Таким образом, памятники II фазы датировались временем начала регрессии Древнебалтийского моря и конца Ладожской трансгрессии, или серединой и второй половиной суббореального периода, а в абсолютных датах 700-1200 лет до н.э. Памятники фазы III помещались между концом Древнебалтийской регрессии и началом Балтийской трансгрессии по С.А.Яковлеву, или в конец суббореального и начало субатлантического периода, в абсолютных датах 200-800 лет до н.э. (Земляков, 1928б, с. 89-90; 1941, с. 158). Абсолютные даты представляют здесь скорее историографический интерес, т.к. в дальнейшем хронология неолита была значительно удревлена. Значительно более важна привязка к геологической шкале и палинологическим зонам, т.к. Б.Ф. Земляков непосредственно исследовал стратиграфию опорных памятников.

Широкое признание получила типология гребенчато-ямочной керамики, созданная А. Айряпяя для неолитических памятников Финляндии, Карелии и Карельского перешейка (Airapaa,1930). А. Айряпяя выделил 3 стиля гребенчато-ямочной керамики, каждый из которых подразделил еще на 2 (стили I:1-2; II:1-2; III:1-2). К стилю I он отнёс керамику сперрингс, к стилю II - керамику с примесью дресвы и песка в тесте, в орнаментации которой преобладали оттиски гребенчатого штампа, ("типичную" или прибалтийскую гребенчато-ямочную керамику), к стилю III - керамику с примесью песка и дресвы или с органической примесью с преобладанием в орнаменте ямок. Эта система сохраняет свое значение и поныне. Важно отметить, что в основу работ Айряпяя легли материалы неолитических памятников северной части Карельского перешейка. В сочетании с датировками ряда памятников, полученных методами естественных наук, периодизация Айряпяя позволила датировать с достаточной точностью многие памятники Карельского перешейка типологическим методом. Появление в последние десятилетия радиоуглеродных дат для ряда неолитических памятников региона позволяет уточнить датировку памятников юга Карельского перешейка (рис.2).

хронология памятников Сестрорецк

Рис. 2. Хронология и периодизация памятников юга Карельского перешейка

За исключением Токсовской стоянки все они связаны с берегом Финского залива, Токсово во время обитания поселения, вероятно, было связано с Ладожским озером.

Сестрорецкие стоянки, Тарховка, Сосновая Гора, Разлив расположены на берегу оз. Сестрорецкий разлив. Свои нынешние очертания этот водоем приобрел с начала XVIII в., когда при постройке оружейного завода русло реки Сестры было перегорожено плотиной, и образовалось значительных размеров водохранилище. Во время существования Литоринового моря, на которое приходится эпоха неолита в регионе, низменность была заполнена морской водой и соединялась с Балтикой. Время образования песчаной косы, окончательно отделившей залив от моря, оценивается разными исследователями как позднелиториновое или древнебалтийское (Яковлев, 1925, II, с. 9; Земляков, 1928б, с. 89; Земляков, 1941, с. 159).

Таким образом, на основании типологии керамики к раннему неолиту можно отнести стоянки Сестрорецкая 1 и Сосновая Гора, в материалах которых в небольшом количестве присутствует керамика сперрингс. В коллекции стоянки Хепо-Ярви также имеется керамика сперрингс и керамика стиля II по Айряпяя (Прибалтийской ямочно-гребенчатой керамики). По углю из очагов для этого памятника получены радиоуглеродные даты: 6480±60 (ЛЕ-1412), 6380±60 (ЛЕ-1411), 4100±60 (ЛЕ-1409), 4020±60 (ЛЕ-1408) (Тимофеев, 1993, с. 24). В целом, вероятно, существование памятников с керамикой типа сперрингс на Карельском пер. можно определить V – нач. IV тыс. до н. э.

Схожая дата получена и для памятника Усть-Рыбежна I в Южном Приладожье, исследованного Н.Н. Гуриной. Очажный уголь из культурного слоя памятника имеет дату 6380±220 л.н. (ЛЕ-405). Хотя основной комплекс памятника представлен материалами культуры Прибалтийской гребенчато-ямочной керамики, в слое так же присутствовал и комплекс сперрингс. На фоне остальных данных можно предположить, что эта дата относится именно к комплексу сперрингс.

Памятники с керамикой сперрингс на территории Карельского перешейка представляют локальный вариант этой культуры, отличный от материалов Карелии и имеющий близкие аналогии на памятниках Финляндии, что достаточно убедительно показал в своей диссертации К.Э.Герман (Герман, 2001). Некоторые новые данные, полученные в последние годы, позволяют нам предположить, что именно здесь происходило формирование ядра этой ранненеолитической культуры на местной мезолитической основе и при участии внешнего культурного импульса, вероятно, из Верхневолжского региона.

Керамика стиля II по Европеусу, или прибалтийская ямочно-гребенчатая керамика представлена на памятниках Тарховка, Токсово, и частично в материалах Сестрорецких стоянок. Время существования этого стиля Э. Хыйпя и П.М. Долуханов датировали временем 2 трансгрессии Литоринового моря (L2) - промежутком между L2 и L3, или временем конца Атлантического – начала Суббореального периода. Схожие даты имеет памятник Хепо-Ярви с керамикой сперрингс и стиля II. К этому же времени следует отнести и памятник Разлив, ранее датировавшийся мезолитическим временем. Анализ материалов памятника позволил отнести его к культуре Прибалтийской гребенчато-ямочной керамики (Герасимов, 2000). В целом, памятники Карельского пер. с керамикой стиля II по А. Европеусу, или памятники культуры Прибалтийской гребенчато-ямочной керамики, следует отнести к IV – нач. III тыс. до н.э.

Формирование культуры прибалтийской ямочно-гребенчатой керамики, вероятно, происходило на фоне усилившихся культурных связей с верхневолжским регионом, что находит свое отражение как в орнаментации керамики, так и в увеличении количества изделий из кремня на памятнике. Кремень, вероятно, попадал в регион именно из Верхневолжского региона.

К позднему неолиту следует отнести Сестрорецкие стоянки, часть материалов Сосновой Горы, Лахту. Керамика Сестрорецких стоянок и группы 2 Сосновой Горы с примесью песка в тесте относится к стилю III:1. Керамика Лахты отличается обилием органической примеси в тесте. Так же керамика с органической примесью присутствует в материалах Тарховской стоянки. Орнаментация керамики с органической примесью Тарховской стоянки относится к стилю III:1, а Лахты - к стилю III:2.

К.К.Марков датировал Лахтинскую стоянку границей суббореала и субатлантикума. Если сопоставить стратиграфии Лахтинской и Тарховской стоянок, то "древнебалтийские" слои С.А. Яковлева и Б.Ф. Землякова можно определить как наносы L3. Тогда Лахтинскую стоянку можно датировать второй половиной суббореала. Памятник Каннельярви II на севере Карельского перешейка с керамикой с органической примесью в тесте и орнаментированной в стиле III:2, исследованный В.И. Тимофеевым, имеет даты 3890±40 (ЛЕ-2549)и 3500±40 (ЛЕ-2550) л.н. (Тимофеев, Зайцева, 1991, с. 126).

Таким образом, памятники с керамикой стиля III:1 можно датировать первой половиной – серединой III тыс. до н.э., памятники с керамикой стиля III:2 – второй половиной – концом III тыс. до н.э.

В 1986 г. у д. Силино Приозерского р-на Ленинградской области В.И. Тимофеевым была открыта неолитическая стоянка Силино. В 2000 и 2001гг. стоянка исследовалась В.И. Тимофеевым и Д.В. Герасимовым. Этот многослойный памятник с четко прослеживаемой стратиграфией содержит материалы всех этапов каменного века Карельского перешейка. Его дальнейшее исследование с активным использованием естественнонаучных методов и радиоуглеродного датирования позволит значительно детализировать наши представления о хронологии и периодизации каменного века этой территории.

...


Author: Герасимов Дмитрий Владимирович
Source: http://spbae.ru/ru/2-uncategorised/50-gerasimov2003
Категория: Древние времена  |  Дата: 17.06.2019  |  Просмотры: 678  |  Комментарии: 0
Комментарии
Оставить комментарий